И детство закончилось вдруг...

Страницы истории 20 июня 17 1532
И детство закончилось  вдруг...
Нарбут (framed with ArtEdges)

Когда встречаюсь с людьми, которых не баловала судьба, но которые все же с улыбкой встречают новый день, поражаюсь их стойкости, открытости и щедрости души. Не исключение и Тамара Кузьминична Нарбут из Вороново. Она, как говорит сама, горя нагоревалась, голоду и холоду навидалась. Не удивительно, что и сегодня ее душу бередят тягостные воспоминания о военном детстве. Рассказывая о том, что довелось пережить, она заново проходила дорогами уже далекого лихолетья.

 

Родилась Тамара Кузьминична 12 января 1928 года в деревне Люльки Можайского района Московской области. Детство пришлось на годы коллективизации, безденежье. Когда умер отец, многодетной семье, где подрастали шестеро детей, стало особенно трудно. Но мать не опускала руки. Она даже не поддалась на уговоры бездетной сестры, которая жила в Москве, отдать ей Тамару. А девочка радовала родных и сельчан. Во многих семьях была за няньку, а когда пошла в школу, схватывала все на лету. Тамаре было 13 лет, когда завыли сирены… Детство вмиг закончилось.

— Пролетит самолет — дают тревогу, — вспоминает женщина, — а в деревне страшно… Все соберутся, плачут. Оно и понятно: женщины проводили на фронт мужей и сыновей… Но совсем худо стало, когда немцы от Москвы отступали. Звери зверьми… В один день пришли и приказали убираться из дому. Ничего с собой взять не дали.

На дворе была зима. Всю деревню погнали неизвестно куда. Закрыли всех в один дом — в тесноте стояли, даже рук не могли поднять. Тамару вместе с другими отправили чистить дорогу. Одетая не по погоде, она отморозила ногу.

Пронесся слух, что немцы будут их сжигать. Но судьба распорядилась по-другому.

— Они решили гнать нас в Германию, — говорит женщина со слезами на глазах. — Очень болела поврежденная нога. Поэтому часто отставала от обоза. А мама, оставив других детей, была со мной. Однажды за это немцы нас чуть не расстреляли. Даже не знаю, как все обошлось. А тут еще одна неприятность со мной случилась. На одном из ночлегов грелась на печи и обожгла ногу. Столько было крови… А идти надо… 

Путь семьи Тамары был долгим, голодным и холодным. О многом, что рассказывала Тамара Кузьминична, и подумать страшно, что может выпасть на долю взрослого человека, а тем более ребенка… Им повезло, что не угнали в Германию. Железнодорожную станцию разбомбили советские самолеты, были убитые, раненые. К тому же у людей начался сыпной тиф — немцы побоялись заражения и направили их сначала в Лиду, затем — в Бастуны, Вороново. Жили в квартире на пять семей. Спали, как придется: кто сидя, кто полулежа.

— У меня ноги уже заживать начали, — делится моя собеседница. — Пошла искать работу. Думала не о том, чтоб заплатили, а чтоб кусок хлеба получить. Голод спать не давал.

Работала у нескольких хозяев. И картошку перебирала, и белье стирала, и печь топила, и коров доила, и детей нянчила. Бывало, что и руки до крови раздирала. Да кому, как говорит женщина, чужое… А тут немцы пригнанных в Вороново людей собрали. Разделили на две группы: пожилых и детей — в одну, а молодежь — в другую. Но семье Тамары повезло: их снова не увезли в Неметчину.

Постепенно они прижились в Вороново. Уже в мирное время вышел приказ: пригнанных немцами и не имеющих работы вывозить. Девушка в это время была нянькой у заведующей райздравотделом и ее мужа, второго секретаря райкома партии. Они-то и помогли с трудоустройством. Тамара стала работать детской сестрой в роддоме. Затем более сорока лет добросовестно исполняла обязанности дезинструктора в Вороновском райЦГЭ. Проверяла школы, детские сады, больницу. В семье на радость супругам подрастали сыновья Юрий и Виктор. Но неожиданно в дом Нарбутов постучалась беда. В 20-летнем возрасте умер Юра. Тамара Кузьминична тяжело и теперь переживает утрату. А тогда не сломаться, выстоять помогала работа. Выйдя на пенсию продолжала трудиться в Вороновской больнице. И на заслуженный отдых вышла только в 70 лет.

Сейчас бабушку Тамару и дедушку Виктора радуют правнуки.

— Ради них, Виолетты и Артемика, жить хочется, — с теплотой в голосе говорит женщина и с нетерпением ждет их в гости.

Вниманием и заботой родителей окружают сын с невесткой. Они — подмога и опора старшего поколения Нарбутов. И, конечно же, материнская гордость. Хочется пожелать Тамаре Кузьминичне, чтобы свой 90-летний юбилей, который отметит в следующем году, она встретила в здравии и окружении дорогих сердцу людей.

Марина КОНДРАТОВИЧ.

На снимке: Т. Нарбут с братом Николаем, 1950г.

Фото из архива семьи Нарбут.