Бело-красно-белый. История непризнанного флага

Актуально 15 декабря 20 154
Бело-красно-белый. История непризнанного флага

Для понимания: предназначение так называемого религиозного гимна, как и непризнанного бело-красно-белого флага, было в служении у тех, кто исполнял приказы фашистских оккупантов. Они жгли деревни, уничтожали евреев и строили лагеря смерти, рассказывает tvr.by.
 


 

Какие символы внедряла гитлеровская пропаганда на оккупированной территории Беларуси. Что роднит БЧБ и свастику?


С августа 1941 г. вся территория Беларуси была оккупирована гитлеровскими войсками. Оккупационную администрацию созданного Генерального округа "Вайсрутения" возглавил небезызвестный Вильгельм Кубе. В аппарате управления, помимо непосредственно немецких органов, именовавшихся комиссариатами, определённое место было отведено марионеточным структурам, состоящим из белорусских фашистских пособников. Среди них, в частности, был и Франтишек Кушель, который успел до этого побыть офицером дореволюционной российской армии, затем польским офицером, будучи взятым в плен Красной Армией в 1939 г. стать негласным сотрудником НКВД-НКГБ, а, оказавшись на оккупированной территории, добровольно перейти на службу к оккупантам, и не куда-нибудь, а в полицию. К слову, женой Франца Кушеля была поэтесса Наталья Арсеньева, автор гимна "Магутны Божа", ставшего популярным среди белорусских националистов в эмиграции и в Беларуси."Развертывал свою деятельность и пропагандистский аппарат коллаборационистов, действовавший под контролем оккупационной власти.Уже в 1941 г. в Минске стала издаваться "Менская газэта". И вверху на первой странице этой газеты уже видны изображения бело-красно-белого флага, а также герба "Погоня". Эти же изображения можно увидеть в верхней части 1-й страницы номера "Менскай газэты" за 6 января 1942 года.


 



С 5 февраля 1942 года статус газеты повысился. Она стала именоваться "Беларуская газэта" и, согласно Википедии, стала "самым крупным белорусским антисоветским периодическим изданием в период Второй мировой войны". И издавалась до 28 июня 1944 г. И вверху на первой странице каждого номера также располагались указанные символы.

Соответствующей была и тематика материалов в различных органах коллаборационистской прессы. К примеру, в журнале "Белорусская школа" №1, была напечатана статья "Происхождение белорусского стяга". В качестве автора статьи указан Кушель, к тому времени возглавивший полицейские курсы в Минске. Эта статья заканчивалась фразами о том, что "Белорусский национальный стяг для всех Белоруссов является великим национальным кладом", и что «он должен пользоваться исключительным уважением и должен красоваться в каждой школе Белоруссии рядом с портретом Великого вождя Немецкого Народа Адольфа Гитлера".

Совместное использование бело-красно-белого флага и "Погони" с портретами Гитлера, флагами фашистской Германии и знаком свастики подтверждается целым рядом фотографий.

Если обратиться к форме документов реорганизованной в 1943 году "Беларускай самапомачы", то в них, наряду с белорусскоязычным членским билетом (на немецком языке дублировалось только название организации), фигурирует ещё и исполненное на немецком и белорусском языках удостоверение (аусвайс) с изображением как гитлеровского орла со свастикой, так и "Погони".

Достаточно широкую известность к настоящему времени приобрёл заимствованный из федерального архива Германии снимок здания тогдашнего городского театра в Минске (ныне театр им. Я Купалы), украшенного бело-красно-белыми флагами. Белорусские коллаборационисты украшали свастиками и "Погоней" зал, где проводили свои мероприятия совместно с гитлеровскими оккупантами.

В книге В.Ф. Романовского "Саўдзельнiкi ў злачынствах"  приведено послание клецких коллаборационистов в адрес Готтберга, где также наблюдается сочетание "Погони" и гитлеровского орла со свастикой. Так что есть все основания утверждать, что бело-красно-белое знамя и "Погоню" гитлеровские пособники с благословения оккупационных властей стремились внедрять на территории "Генеральбецирк Вайсрутения" начиная с 1941 года с настойчивостью, достойной лучшего применения. И что эта символика неплохо уживалась с символикой гитлеровской Германии.


 



"Беларуская самаахова" как помощь гитлеровцам в борьбе с партизанами

Инициатором создания «Беларускага корпуса самааховы» (БСА) был не кто иной, как В. Кубе, обратившийся 29 июня 1942 года к руководителю «БНС» (Беларуская Народная Самапомач) Ермаченко с указанием о подготовке обращения к белорусскому населению с призывом о вступлении в самаахову мужского населения, а также о том, что корпус будет подчиняться руководителю немецкой полиции Ценеру и предназначаться для борьбы с советскими партизанами.

А вот и то самое обращение к мужскому населению Беларуси вступать в ряды самааховы. Обратите внимание, с какой ненавистью там говорится о "кровавых собаках Москвы" и как возносятся немцы Адольфа Гитлера, подарившие свободу...

Руководителем БСА был назначен глава «БНС» Ермаченко. При нем был сформирован штаб, в который вошли Сакович, Кушель и ряд других подобных им лиц. Для подготовки командного состава были организованы в Минске офицерские курсы во главе с Кушелем, подготовившие около 260 офицеров, а также в ряде населенных пунктов унтер-офицерские курсы, на которых прошли обучение несколько тысяч унтер-офицеров. Так что подготовка планировалась с размахом. «Самаахоўцы» получали вначале бело-красно-белые повязки, а затем и оружие.


 



И вот они с повязками и оружием готовы бороться с партизанами. Вскоре оказалось, что на сколько-нибудь существенную поддержку со стороны населения в части превращения БСА в массовое формирование рассчитывать не приходится и был взят курс на направление привлеченных кадров в другие полицейские формирования.

В частности, рассматривались вопросы:
– образования железнодорожной полиции;
– пополнения людьми батальона № 49;
– о проекте создания уголовно-политических отделов, подчиненных СД;
– об обеспечении семей убитых членов самааховы и полицейских.

Там, где в деревнях гарнизоны самааховы удалось сохранить, с осени 1943 г. стали устраивать так называемые оборонные деревни, где строили оборонительные сооружения. Гарнизоны из жителей таких деревень по привычке именовали "самаахоўцамі". Общее число таких деревень оценивается порядка 44.

Как выглядел в состоянии боевой готовности гарнизон одной из таких оборонных деревень на Слонимщине, можно убедиться на очередном архивном снимке. Около оборонительного сооружения, выполненного из бревен, расположены "самаахоўцы" в военной форме, большинство в касках, у некоторых на левом рукаве повязка. Все вооружены и даже имеется два ручных пулемета.
Так продолжалось до конца мая 1944 г., пока, наконец, до самих организаторов этих попыток придать "второе дыхание" самаахове, включая главного коллаборациониста Р. Островского и его патрона Готтберга не дошло, что этот вариант борьбы с набравшим силу партизанским движением себя не оправдывает и его необходимо свернуть.

Итак, можно заключить, что самаахова, во-первых, изначально создавалась как вспомогательная служба немецкой полиции, т. е. самаахоўцы, по существу, были разновидностью полицаев.


 

Во-вторых, самаахова и после преобразования в гарнизоны оборонных деревень продолжала использовать ту же символику. В-третьих, что для многих из тех, кто прошел подготовку в системе самааховы с бело-красно-белыми повязками, это явилось подготовительным этапом для продолжения службы оккупантам либо в рядах местной полиции, либо в других коллаборационистских вооруженных формированиях.  

 

Союз белорусской молодежи под бчб-флагом - как аналог Гитлерюгенда
Эмигрантский историк Л.Юревич относит возникновение Союза белорусской молодежи (СБМ) к осени 1941 года, или не позднее зимы 1942 года. Уже на рубеже 1941 -1942 г. началось  внедрение бело-красно-белой символики в систему школьного образования. С середины 1942 г. во главе молодёжного отдела БНС встала Н.Абрамова, которую считают основателем этой организации – зародыша СБМ. К этому же времени относится образование подобных организаций в Вилейке, Глубоком и Барановичах.С января 1943 г. началась подготовка кадров под эгидой расположенного в Берлине отдела молодёжи гитлеровского Министерства по делам оккупированных восточных областей. Подготовка этих кадров, в основном из числа военнопленных-белорусов, велась в учебном лагере Вустрау. Одновременно при содействии лидера белорусских национал-социалистов в Германии Ф. Акинчица этот отдел молодёжи разработал устав и программу СБМ.

По итогам этих наработок и было осуществлено официальное образование СБМ 22 июня 1943 года. На этом мероприятии В.Кубе заявил, что рейхсминистр по делам восточных оккупированных территорий Альфред Розенберг позволил создать эту новую общественно-политическую организацию, чтобы она способствовала отрыву белорусской молодёжи от Востока и приобщению к арийскому Западу

Организация имела бело-красно-белый флаг с расположенным на нём ромбом, в котором помещались изображения меча и лопаты, а также нарукавные повязки аналогичного типа. Помимо этого на кепи руководящих работников СБМ была введена кокарда в виде «Погони».

О том, как осуществлялась работа по «отрыву белоруской молодёжи от Востока и приобщению её к арийскому Западу», можно судить по плакатам, которые издавались по линии СБМ.

Идеологическая обработка молодёжи в угодном оккупантам направлении проводилась также посредством издававшихся коллаборационистами журналов и газет, таких как журнал «Жыве Беларусь!» , а также газеты «Юнацкi поклiч».

Применялись и выступления по оккупационному радио, а также вовлечения молодёжи в массовые мероприятия по случаю таких  «знаменательных дат», как 22 июня – дата нападения фашистов на нашу Родину, 20 апреля – день рождения Гитлера  и 25 марта – дата провозглашения БНР в 1918 году.

Молодёжь выводили на различные гитлеровские шествия под бело-красно- белыми флагами и с бело-красными повязками на рукавах.

Главными задачами, поставленными перед СБМ, были:

– подготовка кадров для местного самоуправления;
– подготовка пополнения для полицейских и фронтовых добровольческих формирований;
– выполнения трудовой повинности как в самой Белоруссии, так и, в случае надобности, в Германии.

Что касается участия в выполнении трудовой повинности, то, в частности, известность получила отправка в конце 1943 г. на авиационные заводы Юнкерса в Германию, в Дессау около тысячи «юнакоў» в возрасте от 15 до 21 года во исполнение договора между рабочей группой СБМ в Германии и фирмой Юнкерса.

25 марта 1944 г. в Германии между министерством по делам оккупированных восточных областей, командованием авиации («Люфтваффе»), Главным управлением СС и Гитлерюгендом было заключено соглашение об использовании молодёжи из оккупированных восточных областей для вспомогательной службы в военно-воздушных силах в качестве «помощников люфваффе». Причём лица, успешно прослужившие в этом качестве определённый срок, получали право повысить свой статус до «помощника СС».

Имеются фотографии, как добровольцы отправлялись в Германию. В частности, одна из таких колонн под бело-красно-белым флагом и с соответствующими нарукавными повязками  марширует у Дома Правительства в Минске по дороге на вокзал мимо главы марионеточной Беларускай Цэнтральнай Рады Р. Островского.

После освобождения территории БССР от гитлеровцев вербовка продолжалась на территории Польши и Германии среди находившихся там белорусских юношей и девушек.

Всего же, согласно отчёту отдела молодёжи германского министерства по делам восточных областей, по состоянию на 20 сентября 1944 г. в рядах противовоздушной обороны Германии проходили службу 2354 белорусских юношей и около 200 белорусских девушек.

Деятельность СБМ на различных этапах его существования проходила под руководством гитлеровской оккупационной администрации и её молодёжной службы, руководившейся гитлеровцами Шульцем и Гроземаном. Не приходится удивляться, что руководители СБМ Ганько и Абрамова получали награды из рук группенфюрера-СС Готтберга, причём неоднократно.

Флаг бчб в вооруженных формированиях гитлеровских пособников



 



В 7-м номере журнала "Беларус на варце" в статье Р.Булышка "Два фронты" отмечается, что на боевом фронте, фронте «железа, огня, крови и смерти» со стороны Белоруссии «вместе со всеми народами Европы» уже принимают участие такие формирования, как полиция, белорусские батальоны СС и Самаахова. Что они бьются с врагом Германии, который одновременно является «и нашим врагом». Что на окончательную ликвидацию бандитизма (так эти "спадары" именовали партизанское движение) призвана Беларуская Краёвая Абарона (БКА), и что это уже «важный вклад на фронте вооружённой борьбы с большевизмом». То есть, главной  задачей БКА была  борьба с партизанами, т. е. та же полицейская служба.

В следующем номере журнала помещён фотоснимок того, как марширует Слонимская "Служба Бацькаўшчыне", на котором видны люди в военной форме с бело-красно-белыми повязками на рукавах. Оказывается, 27 февраля в городском парке Слонима прошла церемония приёма в ряды полиции добровольцев из отряда Беларускае Службы Бацькаўшчыны, одетых в защитные жёлто-зелёные мундиры. Добровольцев приветствовал капитан жандармерии. После приёма отряды упомянутой службы и полиции с песнями промаршировали к своим казармам. Так в печати засветилась ещё одна категория предателей.

А вот так выглядит титульный лист журнала "Беларус на варце" за март 1944 г. На фоне герба «Погоня» и бело-красно-белого флага изображены вооружённые люди в касках. Так что не остаётся сомнения, что на фоне этого герба и этого флага изображены лица, служившие в коллаборационистских формированиях.

Для полноты впечатлений об этом журнале можно порекомендовать обратиться к передовой статье, посвященной дню рождения Гитлера, именуемой "Вялiкi правадыр" и украшенной свастикой и гитлеровским орлом.

В № 9 этого издания помещена фотография демонстрации, проведённой в оккупированном Минске 25 марта 1944 г. Качество снимка невысокое, но там ясно просматриваются люди в военной форме и в касках, оркестр и бело- красно-белые знамёна. На обложке номера 10 этого же издания изображен подъём флага в одном из коллаборационистских гарнизонов.

Помимо БКА известны ещё как минимум такие вооружённые формирования коллаборационистов, в которых использовались бело-красно-белые обозначения и знак «Погони», как 13-й Белорусский полицейский батальон СД, специально предназначенный для проведения антипартизанских операций.

О создании 13-го полицейского батальона была договорённость между начальником полиции безопасности и СД генерального округа «Белоруссия» и руководством БНС, датируемая декабрём 1942 года. Для военнослужащих этого батальона в качестве кокард был предусмотрен знак «Погоня», а на левом рукаве бело-красно-белый щиток.

В начале февраля в батальон стали прибывать первые добровольцы. В первой половине марта батальон был уже сформирован в составе 2-х рот по 200 человек в каждой (там же, стр. 6-7). В мае 1943 г. подразделения батальона были впервые использованы в антипартизанской операции. В дальнейшем батальон не раз пополнялся другими подразделениями. И к зиме 1943 – 1944 г. насчитывал примерно 1000 человек личного состава.

С конца октября 1942 г. начались совместные действия немецкой охраны железных дорог, подчинявшейся начальнику немецкой полиции порядка в генеральном округе «Белоруссия», и руководства БНС (Беларуская Народная Самапомач) во главе с Ермаченко по формированию батальона железнодорожной охраны. Личный состав для батальона представляла БНС, а немецкая сторона обязалась позаботиться об обмундировании, вооружении и   содержании. Личный состав батальона носил стандартную синюю форму этого подразделения немецкой полиции, но с белорусскими петлицами и кокардами. В качестве кокарды был выбран "белорусский национальный символ" – "Погоня", а в качестве петлиц - "Ярыловский крест".

Также есть пример, что лица, служившие в Новогрудском эскадроне, которым командовал небезызвестный коллаборационист Рогуля, «получили стандартную немецкую униформу, на петлицах которой, однако, был нашит белорусский бело-красно-белый флаг», а официальный штандарт эскадрона представлял собой полотнище с вышитыми на нём «Погоней» и гербом Новогрудка».

Задача эскадрона состояла в проведении противопартизанских операций. К тому же, как отмечено в книге "Саўдзельнiкi ў злачынствах", рагулевцы участвовали также в карательных действиях в отношении мирных жителей Новогрудского, Кареличского и ряда других районов республики.  

Поэтому вполне можно сделать вывод, что во время гитлеровской оккупации в пределах "Генеральбецирк Вайсрутения" и в Минске в частности, такие символы как бело- красно- белый флаг и знак «Погони» использовались не только "самаахоўцамi" и СБМ, но и другими вооруженными формированиями гитлеровских пособников, полицейскими формированиями вполне официально, с согласия руководства оккупационной администрации  и даже СД.

Еще одно интересное исследование. После разгрома гитлеровской Германии “нацыянальна-свядомыя“ под “бел-чырвона- белым сьцягам” нашли себе новых покровителей и союзников. В начале 50-х годов на территорию нашей республики были заброшены подготовленные американской разведкой агенты- парашютисты Филистович, Остриков, Артюшевский, Костюк и Кальницкий. Помимо обычного в таких случаях шпионского снаряжения указанные агенты имели удостоверения, подписанные "президентом БНР" Миколой Абрамчиком, в которых содержалась просьба к учреждениям "прыязных нам народаў" оказывать указанным лицам всякую посильную помощь.

Удостоверение, выданное "Президентом Рады БНР" Абрамчиком американскому разведчику Филистовичу., во время оккупации служившему в карательном 13-м батальоне при СД. Основная часть текста выполнена латинским шрифтом. Присутствует там и знак «Погоня» и «sp», т.е. в сокращённом виде столь любимое "нацыянальна - свядомыми" слово "спадар".

Удостоверение, выданное тем же Абрамчиком американскому разведчику "Бену" – Геннадию Костюку, активному гитлеровскому пособнику времён оккупации.


Добавление комментария
CAPTCHA
*