Далекое прошлое, или Как рождался провожской кирпич…

Страницы истории 16 января 19 3402
1C9A1739

В минувшем столетии в деревне Провожа Заболотского сельсовета действовал кирпичный завод. Об этом хранят память местные жители, многих из которых он десятки лет надежно обеспечивал работой. Сейчас о заводе напоминают только развалины: сиротливо тянущаяся ввысь кирпичная труба, полуразрушенные строения. Замерла в деревне и некогда бурлящая жизнь: тихие улицы, неторопливые редкие прохожие…

Тем не менее завод оставил свой след в истории Вороновщины, в судьбах земляков. Давайте вместе пройдемся дорогою воспоминаний сельчан, бывших работников, чтобы представить его будни.

Как это было?


В книге «Память. Вороновский район» зафиксировано: «В д. Провожа с 1945 года действовал кирпичный завод. До 1964-го это было сравнительно небольшое предприятие, которое давало около 2,5 млн штук кирпича в год. В 1967г. была закончена полная реконструкция завода, который был переведен на круглогодовое производство кирпича, все процессы производства механизированные, с освоением проектной мощности планировалось увеличить производство кирпича до 8 млн штук в год».

Однако местные жители утверждают, что завод в Провоже существовал задолго до 1945 года. Им владели частники-поляки. А трудились здесь местные жители — те, кто не хотел или не имел чем обрабатывать бесплодную землю, или те, у кого были плохие лошади. Глина шоколадного цвета для изготовления кирпича находилась вблизи реки Пелеса, добывать ее можно было с 21 гектара. Сначала шло полтора метра чернозема, а затем — сама глина. Производство было сезонным. Глину для изготовления кирпича замешивали при помощи лошадей, печи для его обжига были напольными. Производили небольшое количество кирпичей, спросом они пользовались отменным, делали изразцы. После известных событий 1939 года хозяева кирпичного завода уехали. Свою деятельность провожское предприятие возобновило уже после войны.

От подмастерья до директора


андрушкевич

Восемнадцать лет возглавлял Провожской кирпичный завод Иван Антонович Андрушкевич, ныне житель г.п. Вороново. Предприятию он отдал без малого тридцать лет. И это без учета того времени, когда летом Иван отправлялся на завод на подработку. Впрочем, как и многие провожские школьники.

— На летних каникулах с пятого по седьмой класс я устраивался на работу на завод — вручную резал кирпич, — рассказывает Иван Антонович. — Помню, что на заводе была выкопана яма, обложена кирпичом. А кирпич-сырец укладывали туда один на один и обжигали дровами. Были построены навесы, чтобы «ходил» ветер, лучше сушились кирпичи и их было удобно переворачивать.

По словам И.А. Андрушкевича, сначала завод был в подчинении Радунского промкомбината. Рабочим выдавали качественную обувь. В 50-е годы увеличили мощность сезонного завода. Тогда построили специальную печь, где обжигали кирпичи. Для обжига из Казаковщины привозили торф, а также использовали уголь. Даже была своя подстанция, благодаря чему в деревню провели свет. Правда, сразу освещались улицы, а не дома.

После службы в армии Иван Антонович не сразу решился прийти на завод. Три года проработал в Провоже в воинской части кладовщиком. К слову, он был свидетелем ее создания. А в 1968 году директор кирпичного завода Тадеуш Александрович Цилиндь предложил ему работу сменным мастером. На то время у Ивана за плечами был Минский учебный комбинат стройматериалов. Чтобы трудоустроиться, он вначале прошел курсы повышения квалификации. Спустя время Иван Антонович возглавил предприятие.

— В 60-е годы завод сменил статус  сезонного на круглогодовой, — вспоминает мужчина. — В четыре смены здесь трудились до двухсот человек. Производили 4-5 млн штук кирпича в месяц, а потом и до 7 миллионов. От места добычи глины на завод была проложена железнодорожная колея в 300-400 метров. По ней на вагонетках доставляли сырье, которое высыпалось автоматически. Позже от этой практики отказались — для облегчения работы глина стала завозиться самосвалами. После переработки сырья получали кирпич-сырец. Его загружали на вагонетки и отправляли в шесть сушек длиной около тридцати метров. Затем доставляли на обжиг в печь. Обжигали кирпич углем, который поставляли из российской Караганды и польского Селецка. Более качественным был польский уголь: давал нужную температуру — тысячу градусов. Готовая продукция поставлялась в Лиду, Гродно, Вороново.

В перестроечные 90-е прекратилась поставка угля из Польши. С перебоем его привозили из Караганды. Зашла речь про обжиг кирпича газом… Однако у нас для этого в основном использовали торф. Да разве это закалка?.. На заводе сильно уменьшилось число рабочих — всего осталось сорок человек. Ликвидировали как структуру промкомбинаты, которым мы непосредственно подчинялись, и наше предприятие передали на баланс колхоза имени Янки Купалы (сейчас КСУП «Мисевичи»). Им заинтересовались местные индивидуальные предприниматели. Но его судьбу, к сожалению, предопределил распад Советского Союза. В конце 90-х годов он перестал существовать.

Вздохнув, мужчина продолжил:

— Душа болит... Там, где был завод, сейчас лес, нет и воинской части. А каким был провожской кирпич, сейчас «расскажут» несколько построенных из него домов в Заболоти и Провоже… По-моему, качество его было неплохое.

Дом из красного кирпича


вилькель

В нем до сих пор живет Мария Брониславовна Вилькель.  Заводом он строился как общежитие. Квартиру в этом доме и получила после замужества Мария, съемщик кирпича. Здесь она и вырастила пятерых детей.

Работать на завод девушка, как и многие ее сверстницы, пошла в 16 лет. Молодые силы, энергия позволяли ей не только управляться со своей работой, но и приходить с подмогой к отцу Брониславу Михайловичу Наймовичу, который отвечал за закаливание кирпича.

вилькель 2

— Работа была людям, — делится Мария Брониславовна. — Но было ой как нелегко. Когда был сезонный завод, отвечала за сушку кирпича. А когда построили новый, вместе с 4-5 женщинами снимала с ленты на вагонетку кирпичи, что направлялись под навес на сушку. Они были очень тяжелые, в конце работы рук не чувствовала. За смену, бывало, под 20 тысяч кирпича снимали вручную. Отправляла кирпичи и в печь на закалку. Жара от нее исходила сильная, аж дышалось тяжело. Вот и здоровье стало ухудшаться. В 50 лет ушла на пенсию.

Летописец завода


кветень (2)

Так по праву можно назвать Ивана Казимировича Кветеня. Как общественный корреспондент, рабкор под своей фамилией или псевдонимами — Казимирский, Апрельский, К. Ивановский — он описывал жизнь земляков, коллег, деятельность завода. Под редакторством Ивана Казимировича на предприятии выпускалась настенная газета «Кирпичик».

— Творчество было для души, — говорит мужчина. — Приглашали работать в районку, но родных мест не решился оставить. Двадцать семь лет отдал заводу. Был секретарем комсомольской организации, аккумуляторщиком, слесарем, электрокарщиком. Да, труд совсем был не легким. Но на предприятие я устроился после армии. Со мной работало много молодежи. Было весело, для поддержания духа много пели. А сейчас от завода остались одни воспоминания да развалины… Признаюсь, часто вижу во сне, как на заводе кипит жизнь, а я на электрокаре от печи отвожу обожженные кирпичи… Этими воспоминаниями и живу…

кветень1

Слушая земляков, еще раз убедилась в истине народной мудрости: «Что имеем, не храним, потерявши, плачем». Конечно, былое вернуть невозможно. Но сберечь память о Провожском кирпичном заводе как о частичке истории Вороновщины мы обязаны.

1C9A1730

Марина КОНДРАТОВИЧ.

Фото Олега БЕЛЬСКОГО и автора.
Добавление комментария
CAPTCHA
*