Экзамен на родительскую «профпригодность»

Общество 03 декабря 21 242

каневич.JPG
1969 год. Совсем юная 17-летняя Станислава вышла замуж. Не по «надобности», а по большой любви. Вскоре узнала, что беременна. Радовалась безмерно, а о том, что ждет особенного малыша, даже не догадывалась: УЗИ тогда не было, беременность проходила спокойно, анализы в норме.

2021 год. Станислава Викторовна Каневич из Больтишек скоро разменяет седьмой десяток. И несмотря на почтенный возраст продолжает ежеминутно сдавать экзамен на родительскую «профпригодность». В 1970-м врачи сообщили, что ее первенец родился с синдромом Дауна. А потом добавили: «Отказывайся. Зачем тебе непосильное ярмо? Молодая, родишь себе еще». В то время о таких детках говорить было не принято: по официальной информации, инвалидов в стране не было.

— Такой крохотный, беззащитный… и глазки с солнечным блеском, — подступает ком к горлу от воспоминаний Станиславы Викторовны. — Это же моя кровиночка, как он без меня?.. Да, не скрою, плакала, терзала себя, но… Домой приехала с Володей.

Начался период принятия: слезы, вопросы мирозданию — «за что?», «почему Бог наказал?» Довелось матери столкнуться и с нездоровым любопытством односельчан, насмешками. «Солнечные» детки, да и с другими физическими ограничениями, были «в диковинку». Их стеснялись, прятали.

— Признаться, мне было не по себе, давать отпор мнениям людей не хватало жизненного опыта, — вздыхает собеседница. — Понимала лишь одно: нужно действовать. Витамины, дефицитные цитрусовые, привезенное из-за границы овощное пюре, необходимые процедуры, лекарства, народные рецепты по уходу. Володя пошел позже других деток, примерно к двум годам. Но и это для нас было большой победой. Кроме всего прочего, мы с ним занимались по букварю. Алфавит, к сожалению, не сумели осилить. Однако я твердо осознавала, что мой сын уже многое знает, под контролем умеет обходиться в быту.

С мужем ездили по врачам за консультацией, обращались за помощью даже к гадалкам. А как оказалось, малышу моему требовалась лишь безмерная любовь. И все мы — родители, бабушки, дедушки, а позже сестра, брат Володи — не перестаем голубить его.

Все это я рассказы-ваю вам не ради того, чтобы меня пожалели — жалости здесь не место. Как человек, видевший жизнь, хочу высказать мнение об отношении государства, общества к людям с инвалидностью, к семьям, где воспитываются особенные дети. Еще 40-50 лет назад мы, можно сказать, были изгоями. Десятилетия должны были пройти, чтобы к нам повернулись лицом, приняли нас. Посмотрите, сколько льгот, видов социальной помощи доступно людям с инвалидностью, обучение в коррекционных центрах, реабилитация на льготных условиях в санаториях… Что уж говорить о простом человеческом внимании, которое зачастую ценнее всего перечисленного в разы, — будто за всех страждущих говорила в эти минуты простая сельская женщина, мама «солнечного» Володи. — Наверное, нам очень повезло, что сейчас мы живем в окружении понимающих людей. Очень благодарна руководителю нашего хозяйства, где много лет проработали с мужем, девчатам из сельского Совета, врачам, которые теперь ведут Володю. Спасибо за поддержку, помощь в разрешении бытовых и житейских проблем, за те небольшие, но немаловажные знаки внимания в определенные даты календаря.

Силе духа Станиславы Викторовны мало удивиться — целый марафон жизнен-ных препят-ствий не сломил ее. Женщине довелось не один год ухаживать за тяжелобольными родными: отец, муж, мама умерли буквально на ее руках. А недавно «корона» свалила Володю и ее саму. И только благодаря вере и уходу мать снова спасла сына.

— Все будет хорошо, надо молиться, — с твердой уверенностью в голосе подытожила нелегкий разговор сельчанка, добавив: — И учиться любить. Многое можно перенять именно у особенных детей: они умеют это делать просто так — просто за то, что ты есть. Их любовь безусловна и не требует доказательств.

Галина ШЛЕМПО.

Фото автора.

Добавление комментария
CAPTCHA
*