3 декабря — Международный день инвалидов. За порогом бессилия

Социальная сфера 02 декабря 16 806
img_6479

Детство Анатолия Антоновича Суровца, жителя аг. Заболоть, прошло в д. Гаркавичи Белостоцкого воеводства (Польша), где жили в основном белорусы. Мальчишкой на всю жизнь запомнил, как наступали фашисты, как по ночам невозможно было уснуть от грохота проходящих через деревню танков, как родителей, узнававших последние новости с фронта, охватывал панический страх за своих пятерых детей. Запомнил он и победное ликование односельчан, «когда немец драпал». В 46-м семья эмигрировала в Беларусь, в Клецкий район. А через 10 лет у А. Суровца за плечами уже было Несвижское педучилище. По направлению он и приехал в тогдашний Радунский район. Молодой педагог, как и все в этом возрасте, мечтал о светлом будущем…

Ампутация, инвалидное кресло и главный вопрос — как жить дальше?

О событиях восемнадцатилетней давности Анатолий Антонович Суровец сегодня говорит спокойно, смиренно и без отчаяния. Как он пережил страшный 1998 год, одному Богу известно, а еще его родным. Трагическая смерть дочери Светланы оказалась не единственным горем в семье. Диагноз «закупорка вен», упущенное спасительное время — ногу Анатолию Антоновичу пришлось ампутировать. Сложнейший восстановительный период. И не только физических сил, а в первую очередь психологических. Прийти в форму, признается собеседник, помогли оптимизм и все та же вера в хорошее. Преодоление порога бессилия — это возможность доказать, прежде всего себе, что полноценно жить можно. Стоит только захотеть.

— Я всю жизнь что-то мастерил. Учительство в начальных классах Заболотской школы совмещал с преподаванием трудового обучения у мальчиков в старших классах. Вот и дома все сделано моими руками, я знаю каждый гвоздик в стене. Домашние хлопоты — мой привычный режим жизни. Как я мог тогда отказаться от устоявшегося распорядка? — делится собеседник. — Конечно, не могу сказать, что все далось легко. Пришлось даже придумать какие-то приспособления-подставки для работы, например, в огороде, саду — на коляске неудобно. А бесхозяйственности не терплю: двор должен быть покошен, забор починен. И возраст 80 лет, и инвалидность — этому не помеха. Не поверите, даже крышу на крыльце сам чинил. И не потому, что помочь некому, дети, внуки, соцработник всегда откликаются, просто в повседневности — прелесть жизни. Не отказался и от увлечений. Я с 20 лет заядлый рыбак, не оставил любимое занятие и теперь. Мне как инвалиду на арендованном озере рыбалка бесплатная. Рыбачу не только на местном водоеме, но и в соседних Провоже, Курчевцах (это 7-8 км от дома — прим. авт.). Полчаса - минут 40 — и на месте. Уловом делюсь с соседями, они в свою очередь помогают по-соседски нам. Дружно живем. А как приятно прогуляться с корзинкой по лесным тропкам, «тихая охота» — еще одна моя страсть.

— И это все Вы своим ходом?

— Да, в моем «автопарке» — четыре «колесницы», — шутит Анатолий Антонович. — Правда, поизносились уже. Подкручу, подвинчу — и снова в путь. Мечта — коляска с «моторчиком» — руки очень устают от рычагов. Зимой, конечно, больше дома. На улицу выхожу только изредка за дровами, курей покормить. А так все наша помощница из соцслужбы Мария хлопочет. Жена тоже плохо ходит — возраст сказывается, да и среднего сына Юрия почти два года назад похоронили. Утешение ищем в общении с родными: сыном Сергеем, внуками, правнуками. А еще в хобби. Нина Владимировна много вяжет, вышивает очень красивые картины. За готовку отвечаю я, всеми любимое блюдо в моем исполнении — блины. Так и коротаем зиму за воспоминаниями, — перебирая фотографии, рассказывает глава семьи. — Дождаться бы весны, повеселее было бы…

Галина ШЛЕМПО.

Фото Олега БЕЛЬСКОГО.

img_648111

img_648411

img_648227
Добавление комментария
CAPTCHA
*