По страницам памяти

Страницы истории 12 февраля 13 2233

Прошлое манит нас своими тайнами и призывает изучить его историю как можно тщательнее и глубже. Это сделать нам под силу, изучая специальную литературу. А то, что скрывается от нас под тонким слоем не совсем далекого по историческим меркам времени — 1930-1940-х годов, мы пока еще можем узнать от свидетелей тех событий. И вот по улочкам довоенного и военного Вороново «идем» вместе с Ядвигой Александровной Жук. Она знакомит нас с его традициями и жителями. Рассказ этой женщины позволяет пережить нам тот период времени, который врезался в ее детское и юношеское сознание.

Дорога воспоминаний Ядвиги Александровны ведет нас по Вороново 1939 года, в котором живет много еврейского населения. Кажется, наяву видим их деревянные дома, за которыми просматриваются огороды в два гектара, школу (одно из зданий бывшей школы-интерната), куда после Иоткишской трехлетки пришла учиться Ядвига. Правда, девочку взяли вновь в 3 класс, так как местные жители, за исключением евреев, не знали русского и разговаривали только на польском. С трудом, но новый для себя язык дети осваивали…

Жили все в согласии и по-соседски, не ущемляя прав и достоинств людей каких-либо национальностей. Ладили между собой и взрослые, и дети. В школе урок религии, который вел священник, преподавался специально перед первым занятием или на последнем, так как его не посещали еврейские дети. Взрослое еврейское население заключало договоры с расторопными хозяевами на выращивание по особой технологии гусей, обработку земли и др. Жители Вороново обращались за медицинской помощью к Александру Адамовичу Бутриму — отцу Ядвиги Александровны (он окончил Ростовское фельдшерское училище и во время первой мировой был взят на фронт как военный медицинский работник). Ему можно было без сомнения доверить свое здоровье: знал травы, умел лечить экзему, составлял рецепты для аптекаря-еврея. В 1939 году, прощаясь с другом перед отъездом в Польшу, аптекарь передал отцу Ядвиги чемодан с медикаментами.

… Учеба девочки была прервана после окончания 4 класса — началась война. Школу немцы заняли под госпиталь. В это трудное время Александру Бутриму очень пригодился оставленный другом чемодан.

Захватчики привезли беженцев. Местные сердобольные жители кого-то приютили у себя дома, кого-то поселили в пустующие жилища. Как потом оказалось, приезжие были заражены тифом. Эта болезнь вспыхнула во многих деревнях, где они поселились. Первым помощником в борьбе за выздоровление был Александр Адамович — единственный на всю округу человек с медицинским образованием.

Болью в сердце, как вспоминает Ядвига Александровна, отозвалось у отца известие о том, что в гетто закрыли вороновцев-евреев. Не выдержал он, пошел посмотреть, как они там живут. Увиденная картина потрясла Александра Адамовича: взрослые вместе с детьми в погоду и непогодь находились на улице, сидели прямо на земле. Он собрал дома кое-какую еду и понес заключенным. Полицаи были из местных и разрешили передачу. Третий поход в гетто чуть не стоил жизни Бутриму. На этот раз охраняли территорию литовцы. Благо, отец Ядвиги знал литовский язык, так как был родом из Девянишек. Когда услышал, что его относят к сочувствующим евреям и хотят арестовать, по-литовски сказал: «Я должен деньги, принес отдать». Ему поверили, отпустили. Придя домой, Александр Адамович строго-настрого запретил сыну и дочерям приближаться к гетто. Вскоре семья целый день слышала выстрелы (и это за пять километров от Вороново, где жили Бутримы!) — расстреливали евреев. Уцелели единицы…


Послевоенное время Ядвига вспоминает как продолжение учебы, помощь матери по хозяйству. Пятый класс осваивала на дому — отец, который понимал необходимость образования, платил пожилым учителям. Шестой-седьмой оканчивала в Вороновской школе. Легкими в науке эти годы не назовешь — нужно было вспоминать призабытый за войну русский язык. Позже открыли восьмой класс. Из местных в школу за знаниями пошла только одна Ядвига. Многие ее ровесницы вышли замуж, а односельчане даже говорили с насмешкой: «По книге коров пасет». Но девушка, несмотря ни на что, продолжала учиться. Она вошла в историю района как одна из первых выпускников Вороновской средней школы.

Впереди двадцатилетнюю Ядвигу ждали годы студенческой жизни в Витебском медицинском институте, работа в Вороновской больнице заведующей детским отделением, где она снискала уважение у земляков за безграничную любовь к людям и преданность клятве Гиппократа…

Но это уже совсем другая история, наполненная своими огорчениями и радостями, успехами и иным смыслом жизни.

Марина КОНДРАТОВИЧ.

На снимках: А. Бутрим (крайний справа) выезжает к больному; Я. Жук (первая справа) в 9 классе — 1950 год.

Фото из архива Ядвиги ЖУК.
Комментарии
Мишка з лесу
Маловато фото. Вроде как газета просила присылать старые фотографии? Пойду пороюсь в загашниках.
Добавление комментария
CAPTCHA
*