Фрида Синявская: «На Вороновщине я почувствовала себя счастливой»

Из редакционной почты 26 августа 11 1926
Жизненные дороги… Каждому человеку судьба дарует свой путь. А для моей героини она подготовила и тернии, и горечь потерь, при этом не забыв и о счастливых днях… О прожитом Фрида Яковлевна Синявская вспоминает с затаенной грустью.
Маленькая Фрида Герц беззаботно жила с любящими родителями — Яковом Яковлевичем и Марией Густавовной, — братиком Ваней в небольшом уютном домике в Житомире. Семья потомственных немцев даже и не подозревала, что кто-то вырвет ее из родных стен. Но пришли люди, приказали за 24 часа собраться в дорогу. Герцы смогли взять с собой только провиант, кое-какую одежду, подушку и одеяло.
Шел июнь 1941 года. 15 повозок следовало к морю в сопровождении конвоя, периодически попадая под бомбежки. Взрослым доводилось идти пешком — две семьи с трудом умещались на одной повозке. Вот уже и долгожданное море. Но корабль не пришел вовремя. После нескольких дней ожидания Яков Яковлевич, Мария Густавовна, Фрида и Ваня плыли в неизвестность…
— Страшно было? — обрываю воспоминания Фриды Яковлевны.
—  Мама и папа, наверное, переживали, но нам, детям, этого не показывали. Мы же не осознавали, что наша жизнь сильно изменится.
…Январь 1942 года семья Герц встречает в Казахстане. Переселенцев попросту навязали местным жителям. Хозяева отвели «постояльцам» уголочек, а иногда, жалея голодных детишек, подкармливали.
Якова Яковлевича вскоре забрали в трудотряд. Роль кормильца семьи легла на хрупкие плечи Марии Густавовны. Мать находилась в постоянном поиске средств пропитания для детей. Однажды в колхозе она взяла три картошины, спрятала их в чулок, завязав на шее. Картошку нашли. Женщина была наказана — три дня провела в холодном доме…
До весны кое-как дожили. Затем перебрались пусть и в старенький, обветшалый, но свой дом. Трудности не оставляли семью Герц. Не было мебели (кровати сделали из кирпича, матрацем служило сено). Катастрофически не хватало дров.
В августе 1943 года отец сломал два ребра, и на шесть месяцев его отпустили домой. Но встреча с родными не была радостной. Якову Яковлевичу довелось похоронить жену.
Фриду и Ваню забрали в детский дом, где нелегкую судьбу сирот разделяли с ними 35 детишек. Ребят кормили раз в сутки (старшие дети получали полтора стакана бульона, а младшие — один). Спали они на матах, сплетенных из камыша, ими же и накрывались. Такие условия жизни выдержали только 7 сирот. Среди них была и Фрида Герц. Вани не стало…
— А как же Ваш отец? Не поддерживал в трудное время?
— Он писал нам письма, — горько вздыхает моя собеседница. — Как потом оказалось, передавать их почтальонам запрещалось. Поэтому мы с папой потеряли друг друга навсегда. 
…В 1947 году Фриду взяли в услужение супруги Саковские. Девушку они приняли как родную, даже помогли получить документы, подтверждающие личность. Работать же доводилось очень много. Все бы ничего, да умерла хозяйка. Чтобы избежать домогательств молодого вдовца, Фриде Яковлевне пришлось поменять место жительства. Вскоре она устроилась на работу дояркой. Новый уклад жизни молодую женщину устраивал. Но рождение сына Виктора заставило искать хороший заработок — в колхозе ставили трудодни, а денег не платили. Оставив ребенка на попечение бездетной женщине, она отправилась искать для своей маленькой семьи лучшую судьбу.
Целина Фриду Герц встретила приветливо — моя героиня сразу устроилась на работу в совхоз имени Ильича, получила общежитие. Она никогда не сидела без дела. Знала, что надо поднимать сына на ноги. Первую заработную плату на него и потратила.
Ответственную и трудолюбивую Фриду Яковлевну вскоре заметили и назначили старшей дояркой. А она всех удивила, когда попросила привезти на целину ребенка. Директор совхоза Илья Васильевич пошел навстречу своей лучшей работнице и даже выделил для этого машину.
С маленьким Виктором молодой маме здесь жилось хорошо. Вот как-то на Новый год тракторист Иосиф Синявский предложил ей выйти замуж. Фрида рассмеялась и в шутку сказала: «Если даст директор дом, то пойду».
Домик семье Синявских был выделен. Супруги его благоустроили. Тут родились двое сыновей и две дочери. Может быть, Иосиф и Фрида остались бы работать на целине, но мать Иосифа Станиславовича прислала письмо, в котором просила сына вернуться в родную Беларусь.
Родительский дом в деревне Пашковичи был в ужасном состоянии. И Синявские принимают решение переехать в Лиду. Там они поселились у брата Иосифа.
— А как же Вы оказались в Вороново?
— Всему «виной» случай, — улыбается Фрида Яковлевна. — Однажды в газете прочитала объявление, что племсовхоз «Вороновский» предоставляет квартиры свинаркам. Поэтому и переехали сюда. Пока не пошла на заслуженный отдых, работала на ферме «Клеткеники» свинаркой.
И трудилась, надо заметить, добросовестно и усердно. За что не раз награждалась различными дипломами и грамотами, была занесена в Книгу Почета. Правда, после смерти старшего сына и мужа подкачало здоровье. В эту трудную минуту ее всячески поддерживали дети. Именно в них, а также во внуках и правнуках Фрида Яковлевна находит отдушину. А еще стареть душой не позволяет недавнее увлечение. Она поет в хоре «Вдохновение», в его составе ездит по району (и не только) с различными концертами.
— И только на вороновской земле я почувствовала себя по-настоящему счастливой: наладился быт, появились настоящие друзья. Мое происхождение никогда не было барьером во взаимоотношениях с окружающими меня вороновчанами. За эту поддержку, терпимость я им очень благодарна. Это помогло мне обрести душевное спокойствие и забыть перипетии прошлого, — подвела итог своего нелегкого жизненного пути эта мужественная женщина.
Марина КОНДРАТОВИЧ.
Фото Олега Бельского и из семейного архива Фриды Синявской.

Комментарии
Ela
Замечательная женщина Фрида Яковлевна - добрая, внимательная. Доброго здоровья ей!
Добавление комментария
CAPTCHA
*